Волошенко Геннадий

Волошенко Геннадий

действующий сотрудник Росгвардии

Старший прапорщик Волошенко: я даже не представляю свою жизнь без ОМОНа

   Волошенко Геннадий Николаевич – действующий сотрудник Росгвардии. За свою многолетнюю службу (стаж 25 лет) он принимал участие в многочисленных контртеррористических операциях, прошёл первую и вторую «чеченские компании», следил за соблюдением безопасности в родном городе Белгороде. Сейчас Геннадий Николаевич не мыслит своей жизни без ОМОНа, командировок и сослуживцев. Ещё больше его радует, что к подвигам папы стали проявлять интерес маленькие дочки, которые с гордостью слушают все истории…

   Армия для меня прошла в составе воздушно-десантных войск. Я ещё в детстве был вдохновлён подвигами ребят, которые проходили службу в воздушно-десантных войсках. Я намеренно готовился к тому, что попаду именно в ВДВ, поэтому, когда пришла повестка в погранвойска, я был с этим не согласен.

   На счету 212 прыжков с парашютом.Пришлось основательно подготовиться к службе в ВДВ, «напрыгаться», так сказать. Самый страшный не первый прыжок, а второй, ведь ты вспоминаешь, всё что чувствовал. Страха нет, он остаётся в самолёте.

   Ещё в армии я услышал историю о Вильнюсском ОМОНе. Желание связать свою жизнь с работой в отряде мобильном особого назначения возникла ещё в армии. Тогда я услышал историю, которая в 1991 году произошла в Литве с ОМОНом. Сразу понял, что хочу быть истинным патриотом своей страны, служить России, стоять на страже безопасности.

   Можно сказать, что вся жизнь прошла в ОМОНе.В отряде мобильном особого назначения я практически с момента образования (1993 год). Я даже не представляю себя на пенсии, к мирной жизни вообще не привык. Для меня в ОМОНе все свои. Да и служба моя по большей части прошла в командировках. В Белгороде только на побывку приезжал. Благо, Белгород был далеко не криминогенным районом.

   Самая запоминающаяся командировка, где мы со Славой вместе были.(имеется ввиду с Героем России Вячеславом Воробьёвым)Это была одна из штатных командировок. Мы в составе штурмовой группы участвовали в ликвидации бандгруппы, которая расположилась в одном из частных домов. Все были определены по своим точкам. Приказ проникнуть на территорию и открывать ворота был отдан Славе. Боевики были уже готовы открыть огонь, но Славик сделал это первым и взял весь удар на себя. Мы не смогли зайти и оказать помощь сразу, вызвали на помощь БТР. Помню, что всё летало, свистело, взрывалось…  В конечном счёте загорелся дом, где были боевики и они, видя безвыходность своего положения, привели в действие взрывное устройство. Славу засыпало обломками, а боевики попрятались по другим домам. Мы откопали нашего бойца и разобрались с боевиками. Это была самая запоминающаяся операция.

   Если хочешь мирной жизни – занимайся сельским хозяйством. За всё время работы в ведомстве я ни разу не сомневался в  своем выборе. Ситуации были разные: бывало, что в одном месте всё исправишь – оно в другом рванёт. Хорошо ещё, что жена ко всему с пониманием относилась, переживала, но каждый раз верила, надеялась, ждала. Дочки сейчас тоже, как форму с медалями надеваю, спрашивают: «Пап, а за что это? Пап, а ты на танке ездил?».

   Орден мужества. Это была командировка в Чеченскую республику. Мы сменились с блокпоста, после суток и вернулись в свой лагерь. Пока все занимались своими делами, поступила команда «Тревога!», мы всё оперативно побросали, схватили оружие и выехали по адресу. В одном селе, которое попадало в зону нашей ответственности оперативники поехали проверять подозрительные адреса (там, где были замечены посторонние лица). По одному из таких адресов они нарвались на боевиков, которые начали обстрел. В село мы не смогли зайти, на подъезде нас встретили огнём. Мы перегруппировались и постепенно с двух фронтов вошли в населённый пункт. Без остановок вёлся боевой контакт. Нам помогали солдаты, которые закидывали боевиков минами, таким образом расчищая дорогу. В итоге боевики поняли, что не смогут оказать нам сопротивление и скрылись. Мы начали выдвигаться колонами через мост, где был опорный милицейский пункт. Ничего не предвещало беды, как вдруг нас обстреляли из гранатомётов. Прилетело прямо под колёса БТР – было много раненых, практически все, кто сидел на бронетранспортёре. Мы начали вести контактный бой.

   Приятно, когда получаешь медали за дело.Ведь просто так их не получишь. Ты приободряешься и понимаешь, что не зря всё.

   Геннадий Николаевич Волошенко ценит свою работу и верно ей предан. Ведь ему по нраву «простая солдатская жизнь».