Решетников Василий

Решетников Василий

Герой Советского Союза

Генерал-полковник Решетников: «Рад, что не отсиделся дома, когда решалась судьба страны»

 

  Василий Васильевич Решетников - советский военный лётчик, Герой Советского Союза, командующий Дальней авиацией, заместитель Главнокомандующего ВВС СССР, генерал-полковник авиации в отставке, Заслуженный военный лётчик СССР.

  Никогда не думал о небе и не мечтал о нем. После седьмого класса школы ушел на рабочий факультет. В 1936 году рабфаковский комсомол пригласили пройти медкомиссию, комсомол тогда активно призывали в авиацию, даже лозунг такой был:«Молодежь – на самолет!». На медосмотре сказали, что я годен к полетам, единственный из всех обследованных. Сразу все остальное отошло в сторону. Я вдруг загорелся стать летчиком.

  Еще с летной школы к инструкторам относился благоговейно, почти с религиозным чувством преклонения. Но всегда мне казалось, что эти замечательные летчики, превосходные командиры, люди, строгие и добрые, как боги, обойдены в своей летной судьбе чем-то самым главным.

  На фронт сбежал, считай, в самоволку. До 1941 года я служил инструктором в 45-й скоростном бомбардировочном полку в Орле. Однажды в полк прилетел гонец, капитан Шевцов, который искал кадры для полка легендарного майора Тихонова. На меня он не обратил внимания, я был очень молод. Но я уговорил этого капитана сделать со мной один ночной вылет и выкрутил там все, что мог и умел. Он молчал все это время, а когда вышел из самолета, протянул руку со словами: «Пойдешь к Тихонову». Меня долго не хотел отпускать командир полка, хотя на столе у него лежала телеграмма командующего дальней бомбардировочной авиацией с требованием отправить меня  на фронт. Я не стал дожидаться решения своей судьбы, утром надел комбинезон, шинель на плечи, взял чемодан и ушел на фронт, к Тихонову…

  Это был полк особого назначения, специально созданный Сталиным, для ударов по глубоким целям.  Кроме этого мы работали по переднему краю фронта, по объектам оперативной глубины, которые находились не дальше 500 километров от линии фронта. До них не могли дотянуться фронтовые самолеты: ни бомбардировочная, ни штурмовая авиация.

  Война стала серьезным испытанием. И я рад, что я не отсиделся дома, а был там, где должен был быть, к чему себя готовил. И никак по-другому.

  Победу встретил в Берлине. В одну из ночей услышали стрельбу, причем не только пистолетную и автоматную, кто-то из пушек палил. Открыли окна, за пистолеты схватились. Кто-то бежал мимо. Мы ему: «Что такое?» В ответ: «Война закончилась!». Тут мы принялись палить, потому что просто не знали, как еще ликовать.

  Как-то меня пригласили в Портленд на встречу старых пилотов, где спросили, сколько было вылетов. Переводчик, преподаватель русского языка Джез Фрост, несколько раз переспрашивал, и каждый раз я ему говорил, что вылетов было 307. Когда он назвал цифру, последовал взрыв аплодисментов. У американцев норма тогда была 25 боевых вылетов. После чего они возвращались домой отвоевавшими героями. И только много лет спустя случайно выяснилось, что Джез Фрост неправильно меня понял и перевел число 307 как 37. Интересно, какая реакция была бы у американских летчиков, если бы они узнали правильную цифру?

  Без дозаправки в воздухе я пролетел 17150 километров. Это был мировой рекорд. Такой дальности не давали даже хваленые американские самолеты.

  Книги стал писать потому, что было о чем рассказать. Я осваивал Арктику. Она для меня была очень важна.  Садился на тяжелой машине, которая весила 172 тонны, на лед моря Лаптевых, на другие арктические аэродромы на земле Франца-

Иосифа. После войны командовал Дальней авиацией Советского Союза, стоял у ее истоков и вместе с Туполевым разрабатывал Ту-160. Мою книгу мемуаров «Что было — то было. На бомбардировщике сквозь зенитный огонь» перевели на английский, польский, чешский, французский и финский языки, недавно она была переиздана в седьмой раз.

  Из 269 летчиков дальней авиации, Героев Советского Союза, остался только я.

  23 декабря 2019 года Герою Советского Союза Заслуженному военному летчику СССР, генерал-полковнику авиации Решетникову В.В. исполняется 100 лет. Свой вековой юбилей легендарный летчик встречает в добром здравии, по мере сил занимается общественными делами, военно-исторической работой, находится в постоянном контакте с командованием Дальней авиации, щедро передает свой богатый опыт летной и командирской работы.