Портянкин Юрий

Портянкин Юрий

Заслуженный летчик России

Юрий Портянкин: «7 тысяч часов в воздухе - это всё равно, что сто раз облететь вокруг Земли»

 

  Полковник Юрий Дмитриевич Портянкин - председатель Яковлевской местной организации ветеранов войны, труда и общества инвалидов, заслуженный военный лётчик России, участник войны в Афганистане.

  Я вырос в семье, в которой все разговоры были вокруг авиации - самолетов, двигателей, перелетов… Отец воевал в финскую и Великую Отечественную войны, мама работала на авиационном заводе. А муж маминой сестры был летчиком, во время войны перегонял с  Аляски американские самолеты по ленд-лизу. У меня не было шансов выбрать другую профессию.

  На выпускной школьный вечер мы с классом ездили на Волгу. Я вернулся домой, часа два поспал, сапоги надел - и на аэродром. Среди самолетов пропадал весь десятый класс. Ребята даже приезжали в аэроклуб, отпрашивали меня на выпускной вечер. Нас в аэроклубе при ДОСААФ первоначально в летной группе было семь человек, на следующий год осталось двое. Что-то должно быть в человеке, какое-то «шестое чувство», чтобы стать летчиком. Взлететь все могут, а вот посадить машину, когда подходишь к полосе на скорости 300 километров час и на высоте полутора-двух метров надо создать посадочное положение, выдержать и посадить самолет… Нет.

  Инструктор сказал, что я в рубашке родился. Это по поводу моего самостоятельного полета. Моему товарищу инструктор решил дать дополнительный контрольный полет, а мне сказали: «Курсант Портянкин, садись на боевой МиГ- 17 и лети заместо него по плановой таблице».  Взлетаю, только начинаю убирать шасси, начинается вибрация. Потом оказалось, что оторвалась лопатка турбины и пробила дополнительный топливный бак, а вращалась она со скоростью 11 000 оборотов в минуту. Обычно при таком дисбалансе самолет разваливается, не выдерживают осевые подшипники турбины. Я должен был погибнуть вместе с ним. Но этого не произошло. Судьба! После посадки я начал тормозить, а в конце полосы самолет загорелся. Чтобы выбраться, нужно было вначале разгерметизировать фонарь кабины, эта разгерметизация показалась мне часом. Когда я все-таки открыл фонарь и выскочил из горящего самолета по крылу, то зацепил фалы парашюта, у нас же сидения были оборудованы катапультой, и за спиной у меня раскрылся, как цветок, ярко-красный парашютный купол. Ребята позже сказали, что было ощущение, что я загорелся. Приехала санитарная машина и забрала меня на командный пункт, а самолет сгорел! На следующий день меня самолетом направили в Куйбышевский окружной госпиталь на обследование. Проверили! Все нормально, можно дальше летать. Кроме дня, когда я родился, у меня еще шесть дней рождения было. Когда в Афганистане с пробоинами на базу приходил, два раза чуть не столкнулся с другими самолетами, с горами в Кабуле… Но никогда не сомневался, что правильно выбрал профессию военного летчика...

   В 29 лет я  стал подполковником. Был самым молодым подполковником в Сибирском военном округе. Первым переучился  на самолет Ан-24 и стал обучать летчиков полка. За время службы освоил 12 типов самолетов, на которых был летчиком – инструктором.  Всего за время тридцатилетней лётной службы я подготовил и переучил более 100 летчиков. За что в 1995 году Указом Президента РФ № 860 мне было присвоено почетное звание «Заслуженный военный летчик России».

   Вызов на службу в дивизию особого назначения в Москву и орден получил одновременно. Как сейчас помню, командир полка вызвал к себе: «Юрий Дмитриевич, передо мной вызов и орден за службу Родине, что выбираешь?»

«Москву,конечно», - говорю. Ну и орден мне, естественно, тоже дали, не оставили без награды.

   Среди летчиков в ходу была пословица: хочешь узнать человека, слетай с ним в командировку. Экипаж -  это единый организм. У каждого своя полусфера обзора. У меня - верхняя левая, у второго летчика - верхняя правая, у штурмана - центр. Отсюда и обострённое чувство взаимовыручки.

   В высокогорный аэродром города Кабула летчиков нужно было провезти, то есть их первый полет должен был проходить с инструктором. Я  провез 12 летчиков, налетал 7 тысяч часов в воздухе. Если посчитать, то выходит, что я сто раз вокруг Земли облетел.

   В Афганистане я получил большой лётный опыт, который пригодился не только мне, но и всем летчикам, которые там летали. Совершил 57 боевых вылетов: из Ташкента в Кабул, из Кабула в Кандагар, из Кандагара в Шиндант, из Шинданта в Ташкент. Туда отвозил наших офицеров, которым еще предстояло проходить службу, назад вез тех, кто уже отвоевался. Чтобы выжить, приходилось овладевать всеми тонкостями лётного дела. Например, на Чкаловском аэродроме мы на самолетах Ил-18 и Ту – 154 отрабатывали так называемый «афганский заход» (когда выходишь на высоте 3000 метров на ДПРМ и надо сесть с одного захода), экипаж Ту-154 не смог с первого раза зайти на посадку. Везде нужен опыт, а он приобретается в боевых условиях.

   21 июля 2019 года меня пригласили на 75–летний юбилей в Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков. Четыре года назад оно выпустило семь летчиков. На юбилее уже в строю стояло сто пятьдесят курсантов. Радует, чтоу молодёжи возвращается интерес к профессии военного летчика.

   В воспитании всегда важен личный пример. Всю жизнь занимаюсь спортом. И сейчас, в свои семьдесят два года, играю в волейбол два раза в неделю. Не курю. Перед полетом - никакой выпивки. Летчик - это не просто профессия. Это, если хотите, образ жизни.