Кадин Сергей Владимирович

Кадин Сергей Владимирович

Начальник Отдела организации тылового обеспечения, полковник внутренней службы

Полковник внутренней службы Кадин: Я не верю тому человеку, который говорит «я не боюсь»

  Кадин Сергей Владимирович – начальник Отдела организации тылового обеспечения, полковник внутренней службы. Это сегодня жизнь Сергея Владимировича относительно спокойная, можно сказать рутинная. Находясь до сих пор на службе в структуре МВД России по Белгородской области, полковник Кадин в своё время ощутил на себе сполна, что значит быть защитником Отечества. Он побывал в самой горячей точке 90-х годов – на Кавказе. И сегодня он вспоминает эти времена с небольшой ностальгией.

  Решение служить Родине было не спонтанным. В моей семье далеки от работы в правоохранительных органах. Никто и подумать не мог, что я пойду работать по этому направлению. Моё решение было взвешенно и обдуманно. Просто 90-е года были абсолютно непредсказуемые. По той специальности (телевидение и радиосвязь), которую я получил, окончив Белгородский индустриальный техникум, единственным местом, куда мог устроиться была телемастерская. Естественно, такое положение дел меня не устраивало. Решение послужить своей стране и получить какую-то стабильность в жизни пришло само собой. Так я пришел в отряд милиции особого назначения при УВД Белгородской области.

  Сельская школа – чем ещё заниматься? Конечно, спортом! Мне нравилось пятиборье. Физруки у нас постоянно менялись, и в основном приходилось заниматься самостоятельно. Помню, пришел к нам очередной преподаватель – «качок», попросту говоря, и привёз с собой гири, штанги, гантели разные. Вот это было здорово. Правда потом его быстро перевели куда-то или уволили – не знаю.

  Охранял ЦК КПСС. В армии я служил в подразделении, обеспечивавшем безопасность главного руководящего органа страны – ЦК КПСС. Там нас хорошо натренировали. Вообще, два года этой службы ни с чем не сравнятся, поэтому, когда ехал в первую командировку во время первой Чеченской кампании, был морально готов к трудностям.

  Орден «За заслуги перед Отечеством» II степени – это самая первая медаль. Она была получена мною в 1995-м году во время первой командировки в Грозный. Я был помощником гранатомётчика, в мои задачи входило прикрывать гранатомётчика и вовремя заряжать оружие. Кстати, гранатомёт первый раз в жизни я увидел в поезде, по пути на место дислокации. Мы быстро освоили это оружие, потому как много времени для обучения у нас не было. Подробности той спецоперации я раскрыть не могу. Отмечу лишь, что мы не знали, когда на нас напишут наградной лист, отряд просто выполнял свои задачи: искать, находить, ликвидировать.

  С оружием не расставались. Ложились спать – оружие всегда было рядом. Во время первой командировки проводили зачистки там, где уже прошли регулярные части, но поверьте было не менее опасно. Когда из дома смотришь по телевизору, что там происходит – это одно, в реальности картина совсем другая. Надо быть постоянно готовым морально и физически.

  Медаль «За отвагу». Это была очередная командировка в Чеченскую Республику, мы охраняли блокпост, который был обстрелян боевиками из гранатомётов. Они заняли позицию в лесном массиве, поэтому вести ответный огонь было тяжело. Нашей группе была поставлена задача - выдвинуться во фланг противнику для его уничтожения, но по пути БТР подорвался на фугасе и четверо бойцов получили ранения. Я вовремя сумел сориентироваться, и вместе с группой мы всё-таки дали отпор боевикам. За эту операцию я получил эту награду.

  Я не верю тому человеку, который говорит «я не боюсь». Боятся все, только по-разному переносят страх. Адреналина точно в избытке в такие моменты. Только некоторые впадают в ступор, а у других голова не перестаёт работать.

  За три дня мы сделали себе баню. Не знаю почему, но в нашем белгородском ОМОНе так повелось, что мы всегда старались создать себе комфортные бытовые условия. Где бы мы более трёх дней не останавливались – за это время мы обустраивали себе баню. Комфортом никто не жертвовал. Даже в первую Чеченскую кампанию, когда нашим местом постоянной дислокации был молокозавод – мы построили себе там баню и столовую.

  Котелок на паяльной лампе. Эх, а какую мы лапшу молочную варили в командировках! У нас была тренога, паяльная лампа и котелок – чем не полевая кухня? А вообще, больше всего скучали по домашнему борщу, который варит жена или мама. Вот, чего не хватало.

  Я добрый папа. У меня две дочки, и я стараюсь их воспитывать больше «пряником». Они всегда говорят: «Вот если бы папа пошёл со мной – он бы точно мне это купил». Пока я ездил в командировки, они были маленькие, не понимали, почему папа долго отсутствует. А я говорил, что езжу наводить порядок. Самое главное, что жена с пониманием ко всему относилась, хоть и переживала постоянно.

  Я верю в нашу молодёжь. Времена изменились, но всегда найдутся люди, которые готовы встать на защиту своего Отечества и выполнять любые задачи. Всегда надо верить в лучшее, и я верю в нашу молодёжь.

  Сергей Владимирович Кадин, пройдя через суровые испытания во времена острых локальных конфликтов, сохранил удивительно светлый взгляд на жизнь и веру во всё хорошее. Оставаться таким всегда ему помогали родные и близкие, которые поддерживали все его решения.